Языки

  • English
  • Русский

Чёртова клоунада на сцене Мариинского театра.

Чёртова клоунада на сцене Мариинского театра.

Балет Игоря Стравинского “Петрушка” получил новое прочтение на сцене Мариинского театра.

В 2017 году хореограф Владимир Варнава в соавторстве с Константином Фёдоровым создали либретто для “переосмысленной относительно сегодняшнего дня” постановки. Сюжет Стравинского и Бенуа не разрушен, как не разрушены и глобальные идеи о свободе, живой человеческой душе. Напротив, смелые проявления современности раскрывают их ещё более личностно.

В новой хореографии ощущается связь с ломаной пластикой движений первого балетмейстера «Петрушки» Михаила Фокина (1911 г.). Стоит отметить работу художника-постановщика Гали Солодовниковой и художника по свету Игоря Фомина, ведь теперь ярмарочный балаганчик Бенуа и Стравинского погрузился в неоновые огни цирка и атмосферу ужасающе злого бурлеска. Кроме того, в некоторых сценах возникают явные ассоциации с многочисленными современными ток-шоу о персонажах шоу-бизнеса. Все эти режиссерские идеи приближают балет к сегодняшнему дню, но главное,еще сильнее передают трагедию одиночества Петрушки.

Согласно замыслу новой постановки, внешнее разделение между куклами и людьми практически стёрто, кроме того, имена некоторых героев изменены: вместо Арапа Силач, а вместо Балерины Дива. Фокусник назван Шпрехшталмейстером, ведущим циркового представления. Введены в спектакль и новые персонажи: Создатель (его воплотил дирижёр Алексей Репников) и Смерть Петрушки (двойник главного героя). По словам Владимира Варнавы, все действие разворачивается в сознании Петрушки. Окружающие работники цирка словно моделируют его судьбу, а слуги просцениума, они же “голос общественности”, направляют героев,подобно светящиеся указатели современной наружной рекламы.

Безусловно, многие сценические символы трудно трактовать однозначно, но в этом и заключается сила визуального языка. Например, что означают огненные золотые рыбы, проплывающие по сцене? В ситуации, где кажется, что душа дана далеко не каждому, этот элемент воспринимался как иллюстрация горящего сердца, настоящей живой человеческой души.

Особенно яркое впечатление произвели картины, названные Стравинским “У Петрушки” и “У Арапа”: они были наполнены смыслом, который читался однозначно и сразу! Остановимся на сцене Силача из новой постановки. Она аналогична картине «У Арапа»: Силач играет с жёлтой уточкой для ванны, любуется своими бицепсами и остальными атрибутами бодибилдера. После он облачается… в ещё более выдающиеся поролоновые мышцы. Вдруг из этой же ванны возникают две ноги в пикантных чулках, и только вслед за ними на сцене появляется вся Балерина в купальнике цвета развратной фуксии. Поразительно, но такая трактовка образов и выбор костюмов не противоречили музыке Игоря Стравинского. Опередивший своё время, композитор создал балет, который и сегодня вызывает интерес постановщиков и избирательное понимание зрителями.

Массовые сцены также были решены необычно, в соответствии с общим цирковым и маскарадным стилем постановки. Традиционная масленичная забава - пляска мужика с медведем - здесь стала отдельной мимолетной, но щемящей историей. На верёвке тянули не просто медведя, а панду! В мягких и тяжелых движениях панды была и горечь неволи, и попытка противостоять, и осознание собственного бессилия. Судьба доброго бело-чёрного великана словно повторяла участь Петрушки.

Новое прочтение балета «Петрушка» командой молодых мастеров достойно спроецировало идеи Игоря Стравинского на наши дни. Не только внешние проявления времени, мода, но и современное преломление вечных общечеловеческих пороков было органично вплетено в балет. Представление, названное постановщиками “чёртовой клоунадой”, существует совершенно самостоятельно, и то, насколько точно постановщики чувствуют глубину замысла Стравинского и образы его произведения, позволяет им высказываться новым языком, смелым и откровенным.

Ольга Капранова,

Студентка 4 курса специальности «Теория музыки»

 

Нашли ошибку на сайте, или хотите оставить отзыв или пожелание? Пишите нам!